.

Мы связаны с тобой по крови и судьбой

Аватар пользователя Culture.pl

2017/03/02

Агнешка Осецкая, 1986, Варшава, фот. Анджей Светлик / Forum Агнешка Осецкая, 1986, Варшава, фото Анджей Светлик / Forum

«Мы связаны, Агнешка, с тобой одной судьбою…» Песня «Прощание с Польшей» Булата Окуджавы посвящена Агнешке Осецкой – польской поэтессе, писательнице, режиссеру и журналистке. В эту независимую, талантливую и слегка сумасшедшую женщину была влюблена вся Польша. Булат Окуджава написал несколько песен на ее стихи. Какой же общей судьбою были связаны Окуджава и Осецкая? Рассказывает Наталья Громова.

Если разбирать стихи Окуджавы, они крошатся, ломаются на отдельные слова и немудреные смыслы. Говорить о его песнях можно только как о некоем целом высказывании, лирическом послании, тема и мотивы которого чрезвычайно важны.  «Прощание с Польшей» – стихотворение из этого ряда. Исполнялось оно в двух вариантах. «Мы связаны, Агнешка, с тобой одной судьбою…» или: «Мы связаны, поляки, давно одной судьбою».

Известно, что, уже став популярным, Булат Окуджава в 1963 году впервые приехал в Польшу, где оказался в Радиостудии песни, которую вела тогда Агнешка Осецкая. Они пришлись друг другу по сердцу. С этого времени начинается их творческий союз. С участием Агнешки были созданы польские версии песен Окуджавы. Их перевели ее коллеги по Студенческому театру Витольд Домбровский1  («Простите пехоте…», «Черный кот») и Земовит Федецкий2 («По смоленской дороге»), а исполнили звезды польской песенной эстрады Слава Пшибыльская, Эдмунд Феттинг, Войцех Млынарский и другие. Агнешка также перевела несколько песен Булата, в том числе «Шарик».

Płacze staruszka,
Mamo, dosyć łez.
A balonik wrócił
I niebieski jest...

Песни Агнешки были столь же популярны в Польше, как песни Окуджавы в СССР – их отличала пронзительная личная интонация, а лейтмотивом звучала тема трагического переживания истории.

В прощеньи и в прощанье, и в смехе и в слезах…

 

Булат Окуджава, фото ТАСС Булат Окуджава, фото Итар-Тасс/East News

Признание общей судьбы с Агнешкой и Польшей – начало разговора поэта о прошлом двух стран. Над памятью горьких разрывов в «Прощании с Польшей» звучит голос трубадура, который подспудно напоминает слушателям о гибели «за нашу и вашу свободу». Потому что для русской интеллигенции, к которой себя относит Окуджава со времен Герцена – несвобода, от которой страдали поляки, не имеющие своего государства, живущие под властью русского царя – была равна несвободе внутри России, а затем и в СССР. Это еще прощанье с той дорогой ему Польшей, где кровь смешана со слезами, где ощущается кровное родство близких по происхождению людей. Но это еще и вечное покаяние, просьба о прощеньи, которое испрашивает человек, причастный к преступлениям своего государства по рождению, но не причастный к ним по взглядам и духу.

…Когда трубач над Краковом возносится с трубою –
  Хватаюсь я за саблю с надеждою в глазах.

С башни Мариацкого костела в Кракове с XIV века звучал сигнал о пожаре или о грозящем городу нападении врагов. Теперь это сигнал точного времени, раздающийся каждый час. Существует старая краковская легенда, о которой знал и Окуджава. О трубаче, который, увидев приближающуюся вражескую конницу, стал трубить тревогу, но пал, сраженный татарской стрелой, вонзившейся ему в горло. Сигнал трубы обрывается на той самой ноте, на которой оборвалась его жизнь.

Эта легенда отсылает к главному образу «Прощания с Польшей» – фигуре мужественного трубача, или стойкого бумажного солдата – который проходит через стихи и песни Окуджавы.  

Над Краковом убитый трубач трубит бессменно,
Любовь его безмерна, сигнал тревоги чист...

Поэт – трубач, который возвещает об угрозах, таящихся в мире. Он вознесен на самую высокую башню, с которой ему видно и будущее, и настоящее. И голос его трубы может прерваться также внезапно и гибельно для него. Такова расплата за то, что ему открыто больше, чем открыто всем.

Эта песня была не только нежным прощальным посланием Окуджавы к прекрасной и талантливой Агнешке Осецкой, но и прямым обращением поэта к поэту.

Прошу у вас прощенья за раннее прощанье,
за долгое молчанье, за поздние слова...
Нам время подарило пустые обещанья.
От них у нас, Агнешка, кружится голова.

Здесь также, как и в начале стихотворения, соединяется, смешивается историческое и личное время. «Прошу у вас прощенья за раннее прощанье» – это печальный итог влюбленной дружбы, а «поздние слова» этого прощенья обращены к Польше, которую страстно и навсегда полюбил Булат, а он как никто другой умел просить прощенья за вины своей родины.

Но из грехов нашей родины вечной
Не сотворить бы кумира себе…

В одном из интервью Окуджава сказал: «...первая страна, которая меня стала издавать даже раньше, чем Россия, – это Польша. Это моя первая любовь. Они меня издают и очень хорошо знают … Польша была первая зарубежная страна, которую я посетил, и Польша была первая страна, которая публиковала все, что я пишу. Вот у нас завязалась такая между нами любовь, первая любовь. А первая любовь – всегда очень основательная и никогда не забывается».

1 z 10

Агнешка Осецкая, Будапешт, 1966. Фото: Люцьян Фогель / Forum

2 z 10

Агнешка Осецкая, Будапешт, 1966. Фото: Люцьян Фогель / Forum

3 z 10

Агнешка Осецкая и Ярослав Абрамов-Неверли, 1963. Фото: Славек Беганьский / Forum

4 z 10

Агнешка Осецкая, Юлиуш Лоранц и Даниэль Пассент, Варшава, 1975. Фото: Эразм Челек / Forum

5 z 10

Марыля Родович, Агнешка Осецкая и Даниэль Пассент с дочерью Агатой. Фото: Марек Каревич / Forum

6 z 10

Агнешка Осецкая с дочерью Агатой Пассент, 1976, Варшава. Фото: Яцек Барч / Forum

7 z 10

Агнешка Осецкая, 1986, Варшава. Фото: Анджей Светлик / Forum

8 z 10

Агнешка Осецкая в своей квартире в варшавском районе Саска Кемпа, 1987. Фото: Влодзимеж Васылюк / Reporter / East News

9 z 10

Агнешка Осецкая. Фото: AGMA / Forum

10 z 10

Агнешка Осецкая. Фото: Луцьян Фогель / East News

Агнешка Осецкая тоже приезжала в Москву. В конце 60-х годов в модном и всеми любимом театре «Современник» была поставлена ее пьеса «Вкус черешни», для которой Булат Окуджава написал четыре песни, среди которых была «Ах пане, панове…», созданная им на стихи самой Агнешки. Он же перевел на русский язык всю поэтическую часть пьесы.

Песня из пьесы стала невероятно популярной, ее пели многие звезды эстрады того времени, из камерной и личной она стала широко известной.

Осецкая говорила о своем друге и соавторе: «Булат Окуджава для поляков – это больше чем певец и больше чем поэт. Он – живая легенда».

Да, все совершится, связаны да мы улетим...

В последней строфе «Прощания с Польшей»  Окуджава написал:

Мы – школьники, Агнешка, и скоро перемена,
И чья-то радиола наигрывает твист.

Для них – рожденных в первой трети 20 века – история начинается снова. И от предчувствий, в которые так хочется верить, «кружится голова». Ведь на дворе оттепель, и когда они станут старше, может быть, придет иное время. Еще случатся перемены.

Агнешка ответила ему:

Простите за молчанье и за седые пряди,
за позднее свиданье и за претензий дождь. 
Так мы связаны с тобой по крови и судьбой выпьем за усталых и тех, кто вечно сзади, 
за всех детей послушных – и непослушных тож!..     (пер. А. Нехая)

У каждого из них будет длинная и очень сложная жизнь. Диалог с Польшей и диалог с Агнешкой Осецкой, иной раз явно, а иной – скрыто от всех будет длиться у Окуджавы всю жизнь.

За год до своего ухода он подведет итог всем надеждам и мечтам их собственным и их поколения.

Поверь мне, Агнешка, грядут перемены…
Так я написал тебе в прежние дни.
Я знал и тогда, что они непременны,
лишь ручку свою ты до них дотяни.

А если не так, для чего ж мы сгораем?
Так значит, свершится все то, что хотим?
Да, все совершится, чего мы желаем,
оно совершится, да мы улетим.

Так получилось, что она ушла почти одновременно с ним, совсем чуть-чуть его «опередив» – 7 марта 1997 года. А Булат Окуджава «улетел» в том же 97-м, 12 июня.

Незадолго до смерти Агнешка записала на автоответчик для него несколько строк из своей старой и любимой ею песни «Ах, пане, панове», переведенной когда-то Окуджавой.

Примечания:

1 – Витольд Домбровский (1933-1978) – польский поэт, переводчик русской литературы, переводил в т. ч. поэзию Серебряного века, произведения Булгакова, Солженицына, Окуджавы.
2 – Земовит Федецкий (1923-2009) – литературовед, выдающийся переводчик русской литературы, переводил в т. ч. произведения Заболоцкого, Куприна, Бабеля, Есенина, Цветаевой, Пастернака, Трифонова.

Текст: Наталья Громова – писатель, историк литературы, автор книг, в т. ч. «Дальний Чистополь на Каме. Писательская колония: Москва – Елабуга – Чистополь – Москва», «Цветы и гончарня. Письма Марины Цветаевой к Наталье Гончаровой», «Распад. Судьба советского критика в 40-е-50-е годы», «Ключ. Последняя Москва» (вошла в финал премии «Русский Букер» 2014), старший научный сотрудник Дома-музея М. И. Цветаевой в Москве, ведущий научный сотрудник Дома музея Бориса Пастернака в Переделкино.

Tagi: булат окуджаваагнешка осецкаяпольша-россияроссийская поэзияпоэзия


Источник: http://culture.pl/ru/article/my-svyazany-agneshka-istoriya-odnoy-druzhby



Сколько в тебе атомов Тутанхамона? - новейшие исследования - Зимняя куртка шить



Мы связаны с тобой по крови и судьбой Мы связаны с тобой по крови и судьбой Мы связаны с тобой по крови и судьбой Мы связаны с тобой по крови и судьбой Мы связаны с тобой по крови и судьбой Мы связаны с тобой по крови и судьбой Мы связаны с тобой по крови и судьбой